Брошенный и бросающий.

Лучшее, что можно сделать для себя в такие моменты – это подумать о своих ценностях, что есть такого в моей жизни, что я никогда не брошу. Чему я останусь  верна, несмотря ни на что. Это и будет значить, что вы не бросите сами себя.

Брошенность –  ощущение , что  с вами в одностороннем порядке прекратили общаться. При этом тот, кто бросил, не дал совершиться процедуре расставания. Он попросту исчез. Он не сказал: «Ты была для меня важна» или «Мне было слишком трудно рядом с тобой», не поблагодарил, не выразил ни чувства, никакого отношения, а просто вышел из контакта, исчез.
Тем самым, он своей властью поместил вас, в объектную позицию, то есть, обошёлся с вами, как с вещью. Вы из субъекта стали объектом, и у вас  не было никакой,  власти, вернуть себе субъектность, вернуть активность в этом значимом для вас взаимодействии. Вы должны были просто подчиниться и примириться, в каком-то смысле согласиться стать «никем».

В этом  опыте брошенность оставляет брошенному, очень небольшой диапазон  действий. Тосковать, бессильно гневаться, сожалеть, винить себя за ошибки, иногда набираться смелости, и эта смелость будет направлена в сторону бросившего. То есть, не на то, чтобы пойти познакомиться с новым человеком, а на то, чтобы послать гневный  или умоляющий посыл   бросившему вас человеку,  писать ему письма, звонить (и не дозваниваться,  разговаривать с ним внутри себя. )То есть, вы брошенный  будете сфокусированы на бросившем.  Ваши достижения — ему, и он же будет виноват в ваших  неудачах. В конце концов, ему захочется отомстить и доказать. Это  изматывающее состояние. Вы  как будто принуждены посвящать все свои действия бросившему. У вас нет свободы развернуться в сторону других людей, какое-то ( на практике долгое!) время вы бессильны будете построить новые отношения, в которых вам  было бы  комфортно. Вы травмированные брошенностью,  потеряете живость и жизненность.

Как же происходит  травмирование, и как  помочь себе?

На первый взгляд, пик травмы человек переживает именно когда случается это «опредмечивание». Как это происходит? Например, один заявляет, что больше не собирается общаться, он произносит заготовленный текст, не слушая ответ, эффектно проходит по комнате, выходит и хлопает дверью . При этом, второй человек в этот момент становится предметом, или публикой, которая не имеет возможности вмешаться в происходящее. В этот момент и идёт травмирование. Один человек «привязывает» к себе другого, при этом действует механизм незавершённого действия. Бросивший завершил то, что хотел. А брошенный не завершил, и принуждён оставаться с этим. Его попытки завершить свои процессы в одиночку почти не работают, потому что процессы эти были про двоих людей. Сложность ещё и в том, что когда человек бросает, происходит какое-то его обожествление, или демонизация, то есть, в глазах брошенного он наделяется чертами всемогущества, становится нуминозным персонажем. Как же быть с человеком, на которого вы вообще никак не можете повлиять? А он на вас может, потому что он двигается, он вызывает у вас эмоции, впечатления, чувства. А вдруг он захочет ко мне обратиться? И тогда он на меня повлияет. А вы на него не можете повлиять в ответ. Это нерешаемая задачка. Мозг не может это вместить, но наше бессознательное знает все.

Здесь  важно помочь брошенному восстановить свою свободу и активность, способность мысленно (а иногда и реально) вернуться во взаимодействие с бросающим. Получить от него признание своей значимости в отношениях, хотя бы и уже завершающихся. Вернуть себе контакт со своими потребностями. Вернуть себе силу  и на этой основе завершить, а точнее – совершить, наконец, действие расставания.

Для этого есть  подходящая техника  – это ролевая работа, мы ставим роль бросившего человека и позволяем ему вернуться в диалог с бросившим, путём активной смены ролей и активного дублирования. мы даём место пропущенным чувствам и событиям. Человек может высказать несказанные слова, услышать отклик. Важно, что вы можете понять необъявленный мотив поведения бросающего. Это возвращает способность чувствовать и мыслить, оживляет брошенного. Но также оживляет и образ бросившего, то есть, разблокирует эту демоничность в сторону человеческого, делает бросившего вместо всемогущей нуминозной силы — обычным человеком. Эта фигура перестаёт гипнотизировать брошенного.

Центром любой работы является восстановление контакта. Важно восстановить осознанность человека, разблокировать его телесную, эмоциональную и интеллектуальную активность. Делая  это, вы позволяете ему опереться на нормы справедливости, честности, нормы человеческих отношений. К этому хочется добавить такую норму, как просто право на жизнь.

Важен  факт самого присутствия, увидеть  человека в его интенциях и потребностях, помочь ему преодолеть остановку, блок, который возник в его активности в момент, когда его бросали.  В процессе работы  удается поддержать человека в его правах, он находит форму, чтобы позволить себе жить в контакте с собой, с людьми, с миром.

Интересна также и вторая сторона пары в этом взаимодействии. У бросающего тоже может быть своя травма. Скорее всего, не такой интенсивности, потому что бросающий сохранил активность, но всё равно это травмирующее состояние. Это может быть неловкость от того, что его собственные этические принципы были нарушены. Может быть чувство вины. Страх, что он нанёс вред. Стыд.

И воспоминания эти сохраняются иногда годами, десятилетиями. У бросающего часто наблюдается некая зона бессилия вокруг фигуры брошенного. Если он достаточно силён в том, чтобы не вступать с ним в контакт, то он бессилен , если всё-таки случайно вступает в этот контакт. При встрече он может испытывать неловкость, стыд, вину, замешательство, бессильную злость, и даже то же самое чувство брошенности.  Потому что бросающий,  также в полной мере не имеет возможности полностью завершить свои отношения с брошенным, ведь для расставания, как мы уже говорили, требуется другой человек.

Важно отметить : довольно частым мотивом к бросанию является страх самому быть брошенным. Бросающий нередко был травмирован ранее. И он бросает первым, чтобы снова не оказаться в такой ситуации. Он может пойти на этот шаг не из мотива «уничтожения» другого, а из желания сохранить хоть какую-то энергию, выйти из контакта хоть в какой-то степени не разрушенным. Так что на практике работа с «травмой бросающего» часто оборачивается предварительной работой с травмой брошенного.